Эмоции, рождённые роком, или наш «Конвой» на передовой

Источник: курганская областная газета «Новый мир» от 3 июля 2008 г.

На фото: Евгений Поздняков, Никита Михалков, Антон Горбунов 

Для работы над фильмом «12» режиссёр Никита Михалков, что для него принципиально, собрал команду настоящих профессионалов, где каждый – один из лучших в своём деле. А уж среди тех, кто делает музыку для кино, в профессионализме с Эдуардом Артемьевым сегодня совсем не многие могут сравниться. Он уже давно практически бессменный композитор картин Михалкова, но мало кто знает, что к созданию звуковой дорожки ленты, о которой сейчас так много говорят, причастны и наши земляки.

 

Музыка сильна чувством и энергетикой

Огромный накал страстей, который идёт в «12» по нарастающей, вызван большим количеством эмоциональных всплесков, возникающих, когда каждый из героев, поочерёдно делясь своим отношением к происходящему, передаёт собственное мироощущение через призму своей эмоциональной восприимчивости. В показе проявления их эмоциональности во многом и кроется успех фильма, удостоившегося и кинематографических наград, и большого интереса к нему со стороны зрителей.

Артемьев – не только прекрасный симфонист с консерваторским образованием (сейчас он адаптирует музыку П.Чайковского для фильма А.Кончаловского «Щелкунчик»), но и композитор-авангардист, известный приверженностью к демократизму музыкального языка, к поискам новой эстетики звука, выражающейся в гармоничном соединении самых различных музыкальных стилей и направлений.
«Для меня самое сильное «оружие» музыки – её эмоциональное начало, способность прямо воздействовать на струны души, заставлять их резонировать. Музыка сильна чувством и энергетикой. Я очень переживал за героев. Я пропустил их через себя, и мне не важно, в каком стиле будут выражены их образы» – говорит Эдуард Артемьев, отмечая, что вопрос в выборе стиля звучащей в фильме музыки для него никогда не стоит. Не последнее место в звуковой палитре композитора Артемьева отведено краскам рокового звучания. Он, можно сказать, стоял у истоков отечественного арт-рока (в переводе с английского – «художественный рок», а конкретней – рок с элементами старинной, классической, современной камерной и симфонической музыки), когда в конце 70-х организовал московскую группу «Бумеранг».

Быть знаменитым было некрасиво

Рок – очень энергичен и эмоционален по своей природе, и неслучайно, что среди тех, кто помогал композитору создавать звуковую дорожку фильма «12», – рок-группа. К гордости зауральцев, надо сказать, что эта группа называется «Конвой», и это тот самый, бывший когда-то курганским, «Конвой», начинавший свой творческий путь в ДК машиностроителей, позже получивший прописку в стенах областной филармонии!
Несмотря на свой давно очевидный профессионализм, музыканты «Конвоя» не стали знаменитыми. Среди сдерживающих на их пути к широкой известности факторов по началу было отсутствие той качественной аппаратуры, которой обладали ведущие музыканты страны, а наши ребята не хотели «звучать» хуже них, оправдываясь отсутствием необходимой техники. Поэтому и не занимались активной концертной деятельностью, считая неприемлемым выступать под фонограмму. Даже съёмка на телевидении, где тогда никто не пел вживую, приводила их в уныние. Так что их не коснулась эйфория конца 80-х – начала 90-х годов, как оказалось, краткосрочного периода благоприятствования року в нашей стране. Тогда, едва образовавшись, рок-группа могла, разучив пару-тройку песен в жёстких ритмах с тестами так называемого социального протеста, устремиться на сцену, чтобы с помощью «тяжёлого металла» добыть для себя и «презренный металл» и широкую известность.
Нашим же ребятам оказалась ближе та музыка, которая звала к внутреннему миросозерцанию, погружая в лабиринты философии, мистики и религии, а она не находила отклика у конкретно мыслящей (как и у «чисто конкретно» мыслящей) публики. Вслушиваясь, как звучат самые изысканные высококачественные записи, конвоевцы упорно пытались достичь их уровня, и совершенствовали свои профессиональные навыки, пока не стали в числе действительно лучших музыкантов исповедуемого ими стиля. Однако окружающая обстановка быстро изменилась, и музыканты «Конвоя» не успели идентифицироваться перед широкой аудиторией, постоянно находясь в тени тех, кто успел засветиться, раскрутиться, да и зазвездиться.

Прорыв к «звёздам»

От безысходности они пошли на некоторый компромисс, делегировав в 1990 году своего солиста на всероссийский песенный конкурс в Юрмалу. Конкурс имел мало общего с их музыкальным стилем, однако предварительные отборочные туры в Свердловске, а затем в Москве Максим Фадеев успешно прошёл, исполнив песни, созданные курганцами явно не для нашей эстрады (музыка гр.«Конвой», авторы текстов Александр Головин и Евгений Поздняков). Однако высокий уровень мастерства команды был уже для всех очевиден, и после Юрмалы в поисках лучшей доли наши музыканты отправились покорять главные центры отечественного рока – Екатеринбург и Петербург, и вскоре оказались в Москве, чтобы в обойме с Линдой наделать (в хорошем смысле этот слова) шуму на отечественной рок-сцене. С Линдой им удалось совершить огромный прорыв. Эстетика этно-альбома Питера Гэбриела «Possion», из-за своей сложности не достижимая для многих музыкантов, послужила своеобразным ориентиром для творчества коллектива Линды, а её альбом «Песни тибетских лам» стал для наших музыкантов серьёзным испытанием, которое они с честью выдержали. Смесь современных электрических инструментов и экзотическое звучание этнической акустики, воссоздающей фольклорные мотивы южноамериканских и европейских народов, и в особенности восточных песнопений, передала атмосферу какого-то грандиозного магического карнавала. В великолепном качестве звучания это и следующего за ним, не менее эзотерического, альбома «Ворона», – огромная заслуга саунд-продюсера Михаила Кувшинова, с которым наши музыканты познакомились в Москве (он и сейчас участвует в записи музыки «Конвоя»). В музыкальной среде Кувшинов просто легендарная личность. Он был звукорежиссёром альбома «Звезда по имени Солнце» группы Виктора Цоя «Кино», когда работал на студии Валерия Леонтьева. Новаторские эксперименты Кувшинова со звучанием, его мастерство, как архитектора звука уже давно получили самое высокое признание. В записи «Песен тибетских лам» Кувшинов применил систему фазового сдвига, позволяющую на любой аппаратуре, начиная от самого низкого уровня и заканчивая классом High End, воспринимать запись в звучании, приближённом к квадрофоническому. В то время этой технологией, кроме Стинга, мало кто владел.

Рок-н-ролл жив!

Обстоятельства, как не раз случалось в истории современной музыки, выделили из группы солиста, а затем отделили и отдалили его от его коллектива (происходит это, как правило, при активном участии СМИ), но «Конвой» – это не только группа, из которой вышел ныне известный музыкальный продюсер Фадеев, это команда, с которой связал свою жизнь и не менее талантливый курганец Александр Касьянов. Оканчивая музыкальное училище по классу фортепиано, он стоял на распутье жизненных дорог, и последовал за своими друзьями по «тропе рок-н-ролла», хотя столичные профессора-преподаватели фортепьянной музыки пророчили Александру светлое будущее пианиста-виртуоза. Свою музыкальную карьеру в «Конвое» начинал и гитарист Олег Пишко, играющий сегодня в команде Лаймы Вайкуле.

 

Хотя сам по себе рок в чистом виде фактически вернулся в подполье, но рок-н-ролл жив, в том числе и потому, что его богатый эмоциональной энергетикой творческий арсенал и сегодня используется в самых различных жанрах музыкального творчества. Востребованы и люди, владеющие ключами к тем арсеналам. Один из них – основатель и руководитель «Конвоя» Евгений Поздняков, который не только в совершенстве владеет гитарой, но освоил и некоторые другие музыкальные инструменты.

На снимке: Евгений Поздняков 

Трудно хотя бы просто перечислить всех известных российских музыкантов, с кем сотрудничал Евгений. Среди них и Александр Кутиков и Алла Пугачёва. Сам Евгений не любит говорить о своих совместных работах с популярными артистами, однако, время от времени, на обложках их новых дисков, прочитав состав музыкантов, обнаруживаешь его имя. Например, запись и сведение Пугачёвско-Галкинского шлягера «Будь или не будь» сделана именно им. Его гитара звучит в «Молитве» дуэта «Смэш», в песнях Валерии «Часики» и Киркорова «Немного жаль твоей любви». А запись музыки для телевидения, можно сказать, уже стала для Евгения повседневной будничной работой. К примеру, частица его труда есть и в популярном сериале «Кадетство».

Чаще всего Позднякова приглашают в качестве гитариста, зная, что он сумеет предложить интересные варианты оригинальных аранжировок, но по достоинству оценены и его навыки композитора. Для «12» Евгений сумел предложить свой, стилизованный под лезгинку, музыкальный трек, который придал звуковой атмосфере фильма тот особый национальный колорит, над созданием которого они долго бились вместе с композитором Артемьевым.

«Мой рок-н-ролл – это не цель и, даже, не средство…»

Позднякова, хотя он и активно участвует в создании популярной музыки, мало привлекает современная российская эстрада, где больше сил и времени уделяется не поиску внутренней гармонии в произведении или стремлению достичь интересного созвучия, а на «раскрутку» музыкального продукта ещё на стадии полуФАБРИКАта, путём постоянного пребывания в гламурно-тусовочной среде и бесконечного метлешения на голубом экране молодого исполнителя.

Настоящему же серьёзному музыканту интересней участвовать в таких проектах, где требуется более творческий подход. Обратив внимание на то, как со временем меняется музыка Позднякова, можно прийти к выводу, что он всё больше находит пути приложение своих сил в таких синтетических видах искусства, как сценическое действо и кино, где ставятся задачи по созданию неких звукозрительных художественных образов. И несомненно, что сегодня главным для себя достижением Евгений может считать совместные работы именно с Артемьевым. Оценить профессионализм бывшего курганца Эдуард Николаевич смог ещё в 2004 году, когда пригласил его участвовать в записи оперы «Преступление и наказание». Та просто титаническая работа (продолжительность оперы, вышедшей на 2-х СD-дисках, – три с лишним часа), одарила Евгения творческим общением с композитором, чья музыка звучит в картинах Тарковского, Кончаловского, Абдрашитова и других киноклассиков, и стала для него счастливой возможностью поучиться подлинному искусству у настоящего Мастера.

На снимке: Евгений Поздняков, Эдуард Артемьев и Антон Горбунов 

В этом году наконец-то вышел первый сольный альбом Позднякова «Разнотравье». Его можно приобрести в некоторых крупных городах страны или через интернет-магазины. В альбом вошли разножанровые инструментальные пьесы, раскрывающие большой творческий диапазон автора. Художественные достоинства его композиций уже оценили многие авторитетные музыканты, включая Эдуарда Артемьева, который хорошо отозвался о музыке «Разнотравья». Не исключаю, что именно общение с Артемьевым, который на протяжении многих лет откладывал, как считает он сам, создание своего главного в жизни произведения (оперы «Преступление и наказание»), подвигло и Евгения взяться за собственный проект. Оригинальных идей, накопленных им за два десятилетия, хватит не на один диск, но большая занятость и высокая требовательность к любой своей творческой работе постоянно отодвигали это событие. Кроме того, любой настоящий музыкант-автор знает на собственном опыте, что вместе с энергией, растрачиваемой на саморекламу и пробивание для себя места под солнцем, когда приходится идти на компромисс, пытаясь вписаться в некий неведомо кем устанавливаемый формат, можно утратить тот эмоциональный настрой (который ещё называют вдохновением), который позволяет свободно творить настоящую музыку. Она ведь не предмет для удовлетворения амбиций. «…Музыка обращена к душе человеческой, сопереживанию, отклику. Она даёт возможность чувствовать, размышлять, призывать к созиданию…» – так считает Эдуард Артемьев, с которым солидарен и наш земляк Евгений Поздняков, пока гораздо менее известный, но очень талантливый музыкант, который вместе со своей, когда-то так красноречиво названной командой, готов прийти на помощь и нашим популярным музыкантам, и ведущим кинематографистам.

На снимке: Никита Михалков, Евгений Поздняков и Виктор Анисимов

Написал Олег Яснов.