Через терции к «звездам»

Среди знакомых и друзей нашего земляка чуть ли не половина музыкального олимпа России

Не так давно, в последних числах ноября, в наш город наведался «курганский москвич», уже лет пятнадцать как проживающий в столице – Евгений Поздняков, основатель и участник легендарной курганской группы «Конвой». Приехал навестить родных, пообщаться с друзьями, а для начала, прямо с корабля на бал, попал в жюри конкурса «Арт-платформа», проходившего в ДК железнодорожников, где мы и встретились первый раз после многолетнего перерыва. Покорный ваш слуга и сам когда-то был не чужд музыке, обожал свою гитару цвета первого снега и имел возможность и удовольствие часто встречаться со многими курганскими рокерами, в том числе и с музыкантами «Конвоя», в которой начинал свою карьеру тогда известный лишь узкому кругу людей Максим Фадеев.

Eвгений Поздняков всегда отличался от большинства курганских музыкантов своими взглядами на творчество. В восьмидесятых, начале девяностых в Кургане невозможно было достать видеошколу игры на электрогитаре (да многие и не подозревали, что такое вообще может существовать) и самоучки – вчерашние дворовые пацаны – «сдирали» гитарные соло с аудиозаписей, немилосердно гробя пальцы неправильной аппликатурой и стараясь за одну секунду извлечь из грифа как можно больше нот, что, собственно, и считалось пиком «мастерства». Женя же, непонятно откуда (в те «оффлайн» годы!), знал очень много о манере игры чуть ли не всех гитаристов с мировыми именами и сам работал над звукоизвлечением гораздо больше и охотнее, нежели над заучиванием скоростных пассажей. К тому же он всегда был интересным рассказчиком – эрудированным, спокойным и всегда доброжелательным – и я помню, как когда-то уходил от него с переполненной головой, несколько дней потом «переваривая» и раскладывая по полочкам всю ту информацию, которая лилась из Жени бурными весенними потоками.
Такой подход, такие взгляды на музыку, как у Евгения, неизбежно вырабатывают свой неповторимый стиль, свое звучание. Сейчас это можно оценить, прослушав альбом «Разнотравье», от начала и до конца выдуманный, выношенный и записанный Евгением в 2008 году. Материал для этого диска копился очень долго, несколько лет. Зная дотошность, скрупулезность, чуть ли не придирчивость автора понимаешь, какую внутреннюю цензуру прошли мелодии, допущенные к записи. Описывать музыку на бумаге – все равно, что объясняться по телефону при помощи азбуки глухонемых, поэтому просто советую ценителям хорошей, качественной музыки найти этот диск и послушать. Про себя могу сказать, что от этих композиций у меня и крыша поехала, и гуси улетели, и вообще башню снесло – настолько наловился я кайфа.
И, наслушавшись по настоящему вкусной музыки, начинаешь как-то лучше понимать, за что Позднякова ценят такие люди, как Эдуард Артемьев – авторитетнейший человек в мире музыки, пригласивший Евгения для записи гитарных партий в своей рок-опере «Преступление и наказание», а также лезгинки с элементами рока к фильму «12» Никиты Михалкова, Юрий Антонов, для песен которого Поздняков делал аранжировки, Григорий Лепс, на записях которого во многих местах звучит гитара Евгения. Аранжированные Поздняковым песни исполняют Пугачева, Киркоров и еще многие певцы и певицы, при упоминании имен которых так и приподнимает тебя со стула.
Вот таких высот достиг Евгений Поздняков с тех пор, как организовал в родном Кургане группу «Конвой». Можно сказать, что своим талантом и трудом он пробил себе путь через тернии к «звездам».
Тем, кто знает, вкратце напомню, а тем, кто не знает, в двух словах расскажу, что в начале 90-х «Конвой» записал в Екатеринбурге диск «Танцуй на битом стекле», а вскоре «эмигрировал» в столицу нашей родины, откуда в 1995 году на всю страну прогремел альбом «Танцы тибетских лам» в исполнении Линды – первого масштабного проекта Фадеева. В следующем году вышел новый альбом, произведший еще больший фурор – «Ворона». И жизнь «Конвоя» превратилась в сплошное гастрольное турне, длившееся аж пять лет. Где только не побывали музыканты за эти годы! Россию и страны СНГ они исколесили вдоль и поперек, выезжали в Европу, выступали в Великобритании и Америке. И чего только не происходило во время гастролей!


– Однажды мы выступали в Перми, отыграли один концерт на стадионе и второй в клубе, закончили работать поздно, что-то около четырех утра. А в семь вечера надо выступать в Самаре, это тысяча с лишним километров от Перми. И вся загвоздка в том, что в то время – не знаю, как сейчас – между этими городами не было прямого сообщения ни по железной дороге, ни по воздуху. Устроители концертов срочно «поставили под ружье» местных таксистов, мы погрузили в машины инструменты, аппаратуру и таким караваном выехали в Самару. Жутковатая поездка получилась: водители засыпают за рулем, мы – наоборот, не можем уснуть. Какой там сон, когда в любой момент из нас братскую могилу могут устроить! В какой-то момент наш барабанщик не выдержал, поменялся местами с одним из таксистов. Ну, кое-как доехали. Вымотались при этом – очень. Только разместились в гостинице, как нам говорят: «Минут через пятнадцать надо идти в клуб, работать». А наш басист пригрелся в тепле и покое и уснул ненароком, мы его отсутствие заметили только перед самым выходом на сцену. Пришлось второму гитаристу брать в руки бас и играть на нем. Басист прибежал только к середине концерта. Вообще таких казусов было много. В каком-то городе Линда забыла в гримерке радиомикрофон, и, пока директор группы бегал за ним, мы наяривали импровизированный рок-н-ролл. Спасало то, что мы всегда играли вживую, что давало возможность обыграть незапланированные паузы на сцене, спасти ситуацию незаметно для зрителей.
Запомнился концерт «Рок против наркотиков и СПИДа» под Киевом, на Певчем поле. Еще днем, когда ехали настраивать звук – на так называемый саунд-чек – мы увидели огромные толпы людей, стекавшиеся на поле перед сценой. Как только люди заметили в машине Линду, они стали кидаться на капот, на лобовое стекло, на крышу. Такая «любовь», знаете ли, напрягает, поэтому вечером Линда села с нами в автобус. Когда приехали уже на сам концерт, а до сцены от автобуса было еще метров сто, отряд ОМОНа выстроился «корабликом» и двинулся тараном на толпу. Впереди шел омоновец просто неимоверной величины, я со своим двухметровым ростом рядом с ним выглядел как подросток. Этот «ледокол» сметал ручищами сразу по пять-шесть человек за раз, не стесняясь особо ретивых фанатов бить кулаками по головам.
Вышли на сцену, поля впереди не видно из-за софитов, направленных на площадку. Но когда нас объявили, послышался такой рев… и не рев даже, не гул, а как будто низко над полем летело несколько «Боингов». Потом от сцены в поле ударили прожекторы и я обомлел: впереди было настоящее бескрайнее море из человеческих голов! На концерт, как нам потом сказали, собралось порядка 350-400 тысяч человек.
Еще запомнился фестиваль «Нашествие». Мы закрывали концерт и для пущего эффекта решили в самом начале нашего выступления устроить взрывы, по форме напоминающие ядерные «грибы». Нашли для такого дела подрывника, именно подрывника, а не пиротехника, с боевым опытом в горячих точках, – он чего-то там намешал, рабочие выкопали по бокам от сцены две огромных ямы, заложили туда заряды. Выходим на сцену, начинаем играть – и тут я чувствую, как меня шатнуло: это позади нас с боков рвануло так, что во все стороны полетела шрапнель из камней и прочего хлама. Хорошо, что обошлось без пострадавших.
Всяких интересных случаев Женя может рассказать превеликое множество. Например, побывав в Дублине, столице Ирландии, он понял, что россияне очень малопьющая нация, ибо ирландцы в субботу и воскресенье напиваются все, от мала до велика. Но ведут себя при этом достаточно культурно и смешно смотреть, как раскачивающаяся в разные стороны очередь ждет на остановке автобус. Тут и мужчины, и женщины, и молодые девушки, и подростки лет по двенадцать, и сморщенные годами старики – и все поголовно пьяные!

В Нью-Йорке, за год до трагедии, поднимались музыканты на крышу одной из башен-близнецов, и секьюрити, завидя высоченного Позднякова, непременно расплывались в улыбке: «О, биг мэн!». В американцах, по словам Евгения, доброжелательность – одна из самых запоминающихся черт национального характера.
Со временем пути Макса и остальных музыкантов разошлись, и каждый пошел своею дорогой. И дороги эти, прямо скажем, хоть и тернистые попались, но зато очень живописные. Фадеев стал весьма большим человеком в мире музыки, но и остальные участники теперь уже бывшего «Конвоя» не остались у разбитого корыта: бас-гитарист Антон Горбунов долгое время играл с Владимиром Кузьминым в группе «Динамик», гитарист-виртуоз Олег Пишко работал с певцом Руссо, теперь играет в группе у Лаймы Вайкуле, клавишник Александр Касьянов выбрал профессию аранжировщика.
Евгений Поздняков помимо написания музыки и аранжировок занимается продюсерством, после Фадеева Линда стала работать под его чутким и плодотворным руководством и выпустила два альбома, «Зрение» и «Атака», созданные целиком из материала Евгения, а барабанщик Стас Савичев, хоть сам и отошел от профессиональных музыкальных дел, зато умудрился вырастить дочь, известную теперь всей России и не только, певицу Юлию Савичеву.
Об этом и многом другом рассказывал Евгений, а так как рассказчик он очень интересный, то слушать его можно бесконечно, но мне хотелось услышать мнение талантливого музыканта о более земных вещах, и поэтому мы плавно стали съезжать с небес на грешную землю:

– Женя, как тебе отдыхается на, так сказать, исторической родине? Ведь тебя мы здесь не видели года три, наверное.

– Да нормально отдыхается. Вообще-то я не считаю себя московским жителем, просто в Москве работаю, а так как работы хватает, то и приходится чуть не постоянно жить там. Но, повторяю, я скорее курганец, чем москвич, и стараюсь приезжать сюда как можно чаще. Хотя и трудно сразу переключиться со столичного темпа на местный.

– Чуть не в первый час по приезду в Курган тебе довелось быть членом жюри на «Арт-платформе». Скажи, меняется качество курганской рок-музыки вообще и музыкантов в частности? И если да, то в какую сторону?

– Да, конечно, меняется. Есть очень интересные исполнители. Мне, например, понравился гитарист из группы «Арго», молодой парнишка с прекрасной техникой и «незажатостью» в манере игры. У него большие перспективы. Группа «Подземка» хорошо себя показала, хотя и несколько перестаралась в показе индивидуальных способностей музыкантов. Гости из Челябинска – «Свои планеты» – играли интересные, запоминающиеся композиции. Вообще уровень исполнительского мастерства в Кургане за последние лет десять-пятнадцать вырос в разы. Посмотришь – совсем мальчишка, а уже и инструмент правильно держит, и звук извлекает хороший. Манеры индивидуальной пока нет, но это наживное, главное – желание и усердие.

– Уж сколько раз твердили миру: учитесь на первоисточниках! Но как ни стара, банальна и проста эта истина, ее постоянно приходится повторять.

– У рок-музыки есть основательный фундамент, заложенный еще в шестидесятых-семидесятых, именно на этой музыке надо развивать свой вкус. В те годы было столько интересных групп, и все они старались отличаться одна от другой. Нынешние наши продюсеры, выпускающие в свет «поющие головы» – ведь они-то воспитаны на правильной музыке, но почти для всех них деньги решают все или почти все. И вот это надо особенно четко осознавать тем молодым исполнителям, которые чают «выехать» в люди на плечах этих – безусловно талантливых – торговцев голосами. Надо осознавать, что предлагаемый ими материал в основе своей даже не вторичен, а в лучшем случае «третичен». А на песке трава не растет. Чем отличается западная музыка от нашей? Там любая группа не просто копирует чью-либо манеру, но и вносит свое звучание, гармонические и мелодические ходы. Наши же продюсеры предлагают продукт конечный, из которого ничего уже не родится. Это, извиняюсь, экскременты от музыки. Выступает по телевизору чье-то тело: мелодийка прилипчивая, внешние данные хорошие и видно, что пытается что-то донести до меня, а донести не может. Прямо тут же с экрана падает на пол и растворяется. Стоит ли ради этого переться в столицу? Хотя, если вы задались целью любой ценой мелькнуть пару раз на экране, то можно заключить сделку и с своей совестью, и с продюсером: яблоко от лошади недалеко падает. Повторюсь: не все продюсеры таковы, но все же большинство из них ради своей прибыли готовы на все. Я не могу слушать нашу современную эстраду и вообще, откровенно говоря, в нашем шоу-бизнесе ничего не понимаю, мне он не интересен.

– Многие музыканты из провинциальных городов едут в обе наши столицы пытать счастья. Кому-то фартит, и он вписывается в шоу-бизнес, кому-то не везет, и он возвращается домой. Что бы ты мог посоветовать тем, кто хочет громко сказать свое слово в музыке?

– Для того, чтобы добиться успеха, нужно, конечно, иметь талант – это безусловно, – нужно очень много работать и нужно еще немного везения, потому что иногда даже очень талантливые музыканты – и не только музыканты, а вообще творческие люди – стучатся не в те двери, или их просто не хотят слышать. На каждой студии звукозаписи скапливается огромное количество аудио- и видеоносителей с разной музыкой, присланной по почте и принесенной лично. Прослушать все просто нереально, для этого пришлось бы нанимать большой штат «слухачей», и то не факт, что они отделили бы посредственную музыку от хорошей. Так что надеяться на то, что кто-то прослушает присланный вами материал и выйдет с вами на связь, не стоит, вашу запись вообще может никто и никогда не услышать. Важно усвоить одну простую мысль: в Москве вас никто не ждет и никому кроме себя на первых порах вы не нужны. Вы должны сразу вливаться в ритм жизни, уметь общаться с людьми, уметь заинтересовать их. Вот здесь-то и нужна небольшая доля везения. Например, сейчас в Москве стала активно раскручиваться певица Мара. А что получилось? Ехал мужичок по улице, заметил «голосующую» девушку, остановился. Ехать было далеко – разговорились, она сказала, что приехала покорять столицу в качестве певицы, с собой у нее были записи ее песен. Мужичок сказал, что у него есть знакомый продюсер и он может показать ему эти записи. Продюсер оказался человеком с тонким нюхом на талант – и вот так появилась Мара. А проедь она всю дорогу молчком – так бы и «голосовала» до сих пор, чтоб доехать от работы до съемной комнаты. Примерно такая же история с песней «Любимая моя» Вячеслава Быкова. Слава написал ее буквально на колене, сходу и особо не ценил, считая чересчур простенькой. Но эту мелодию случайно услышал Сергей Харин, продюсер группы «Балаган Лимитед» и посоветовал Славе делать упор именно на нее. Слава послушался опытного человека, так и поступил, и в одночасье «Любимая моя» стала мегахитом, она даже вошла в российскую сотню лучших песен двадцатого века. В 1998 году после финала конкурса «Песня года» Пугачева сказала, что на самом деле лучшей песней надо было признать «Любимая моя». Они с Киркоровым тут же, спонтанно, учредили свою премию и вручили Быкову. И таких случаев в шоу-мире много. Но везет, повторюсь, только тем, кто активен, кто из каждой встречи старается извлечь максимум пользы для себя. А думать, что вот, пошлю двоюродному брату-свату в Москву свои песни и пусть он их там кому-нибудь покажет – такие планы заранее обречены на провал.

– Н-да, шоу-бизнес экранный и шоу-бизнес закулисный разительно отличаются друг от друга…

– В начале-середине девяностых как такового шоу-бизнеса еще и не существовало, все решали деньги. Можно было любую мало-мальски «съедобную» песню сделать популярной. Это и сейчас кое-где существует, к примеру, на некоторых официозных радиостанциях. Но наряду с такими сейчас активно развиваются и альтернативные станции, где сидят люди, действительно заинтересованные в новых ярких именах. Другое дело, что потом эти яркие таланты будут подгонять под стандартные рамки и просто могут загубить на корню хорошее начинание, как, например, произошло с Ромой Зверем: «причесали», «огламурили», и бывший бунтарь стал одним из многих.

– Женя, слушать тебя можно бесконечно, но, к сожалению, нам пора закругляться. Под занавес хочу задать тебе «свежий, оригинальный» вопрос: что собираешься делать дальше?

– Жить, работать. Сейчас потихоньку накапливается материал на новый альбом. Есть у меня задумка пригласить некоторых курганских певцов принять участие в его записи. Всегда приятно помочь талантливым землякам.

Юрий Спасов, журнал «Rезидент» (г. Курган)